Вопросы повышения эффективности нефтепереработки

Написано Экономика нефтепереработки . Опубликовано в Публикации

Журнал «Мир нефтепродуктов» №1, 2011г.

Яковлев А.А., Мельниченко И.Ю. ООО «Экономика переработки нефти»

Россия занимает ведущее положение в мире по добыче нефти, нефтяная отрасль обеспечивает свыше 40% дохода Федерального бюджета, однако российская нефтепереработка до настоящего времени не получила должного развития. По ряду причин нефтеперерабатывающие предприятия, входящие в состав ВИНК, утратили организационную и финансовую самостоятельность. В структуре капиталовложений нефтяных компаний доля нефтепереработки не превышает 10% от общих инвестиционных затрат. Потребление нефтепродуктов на душу населения в России в несколько раз ниже, чем в промышленно- развитых странах, что не способствует развитию отрасли. За последние 25 лет в России не введено в эксплуатацию ни одного крупного НПЗ. Сложилась ситуация, при которой действующие НПЗ по объему производства удовлетворяют внутреннюю потребность в нефтепродуктах, но по качеству нефтепродуктов и глубине переработки нефти отечественные заводы (за редким исключением) не соответствуют современному уровню.

В табл. 1 представлена структура производства нефтепродуктов в России и в США.

1. Структура производства нефтепродуктов в России [1]

Показатели

Россия

США

Объем переработки нефти, млн.т./год

235,73

884,5

Количество НПЗ

28

131

Выработка нефтепродуктов в % на нефть

100,0

100,0

— бензин п/г + бензин для химии

5,2

н.д.

- бензин АИ — 80

3,8

-

- бензин АИ – 92 и выше

11,32

45,8

- дизельное топливо

28,6

25,4

- топочный мазут

27,3

4,0

- реактивное топливо

3,6

9,3

- сжиженные газы

1,0

4,5

- нефтебитум

0,9

3,2

- кокс

0,5

5,3

Глубина переработки нефти, %

71,6

95

На отечественных НПЗ недостаточное развитие получили вторичные, прежде всего деструктивные процессы. Это приводит к несбалансированности производства и потребления нефтепродуктов на внутреннем рынке. Производство топочного мазута на российских НПЗ в три раза превышает внутреннюю потребность. Для повышения экспортной привлекательности этого продукта правительством РФ установлены льготные экспортные пошлины на темные нефтепродукты в размере 0,4% от уровня пошлин на сырую нефть. Мазут становится вторым после нефти экспортным продуктом отрасли.

2. Структура производства и экспорта нефти и нефтепродуктов в России. [2]

(Данные 2009 года)

Наименование

Объем производства, млн.тонн.

Объем экспорта, млн. тонн

Доля экспорта от объема производства, %

Нефть

494,2

247,0

50,0

Мазут

64,4

49,7

77,0

Дизельное топливо

67,3

38,8

58,0

Автобензины

35,8

4,7

13,0

Внутренние цены на мазут достигли уровня цен на сырую нефть. При таком соотношении цен повышение глубины переработки нефти становится неэффективным.

Рентабельность производства мазута достигает 30%, что значительно выше, чем при производстве светлых нефтепродуктов. Высокая рентабельность при реализации мазута создана искусственно за счет пониженной экспортной пошлины. Сейчас активно обсуждаются различные варианты экспортных пошлин на светлые и темные нефтепродукты. Ясно одно, для того чтобы повышение глубины переработки нефти было экономически обосновано.

Размер экспортной пошлины на темные нефтепродукты должен устанавливаться таким образом, чтобы рентабельность экспорта мазута была минимальной, не допуская затоваривая действующих НПЗ мазутом. Этот показатель должен устанавливаться в соответствии с изменениями мировых цен на мазут

Безусловно, интегрироваться в мировую экономику лучше с умом, а не с мазутом. Но когда цены на мазут превышают стоимость сырой нефти, а стоимость технологических комплексов по глубокой переработке мазута исчисляется миллиардами долларов, надеяться на масштабные инвестиции в этой области не приходится. Для развития отрасли сложилась тупиковая ситуация. Во — первых, бюджет страны от пониженных пошлин на мазут теряет доход, во – вторых, стимулируется неглубокая переработка нефти. Так, в 2009 году отмечалась неполная загрузка даже действующих мощностей углубляющих переработку нефти. Сложилось явное противоречие интересов государства по наполнению бюджета и нефтяных компаний, заинтересованных в получении максимальной прибыли с каждой тонны нефти, при минимальном объеме инвестиционных затрат. Например, при экспорте сырой нефти государство получает в виде экспортных пошлин 248,8 долл./т., а при экспорте нефтепродуктов, полученных из 1 т. нефти при существующей структуре их производстве на российских НПЗ – 120,9 долл./т. Этими причинами обусловлено недостаточное внимание к нефтеперерабатывающей отрасли, как со стороны государства, так и со стороны нефтяных компаний. Низкий уровень российской нефтепереработки наносит значительный ущерб экономике страны. Поэтому задача государства состоит в разработке оптимальной стратегии развития отрасли и методов ее реализации.

На практике из-за неблагоприятной логистики экспорт нефтепродуктов с действующих российских НПЗ по эффективности существенно уступает экспорту сырой нефти. Для российских ВИНК строительство новых НПЗ на территории России не актуально. Более целесообразным представляется покупка действующих НПЗ на территории Восточной и Западной Европы, работающих на российской нефти, расширяя, таким образом, рынок сбыта для реализации своих нефтепродуктов. Такая стратегия оправдана с точки зрения интересов нефтяных компаний, но не приносит положительных изменений на российском рынке нефтепродуктов. Ранее отмечалось [2], что российская нефтепереработка, представленная 28-ю крупными НПЗ, не оптимальна для огромной территории России (для сравнения см. количество НПЗ в США таблица 1). Свыше 60% нефтеперерабатывающих мощностей НПЗ сосредоточены на территории Приволжского ФО. Высокие затраты на транспортировку, перевалку и хранение нефтепродуктов, а также монополизация российского нефтерынка и высокие налоги, способствовали тому, что розничные цены на нефтепродукты в России сопоставимы или даже выше, чем в странах импортирующих нефть. Сложившееся положение тормозит развитие самой нефтеперерабатывающей отрасли и экономики в целом. В настоящее время основным стимулом для модернизации российской нефтепереработки служит принятый технический регламент по повышению качества моторных топлив. Прежде всего, это способствует модернизации действующих НПЗ, чем нефтяные компании последнее время серьезно озабочены, но действие регламента не создает условий для строительства новых НПЗ.

Примером, характеризующим уровень монополизации российского нефтерынка, могут служить события конца 2008 года и начала 2009 года, когда стоимость 1 т. нефти на внутреннем рынке снизилась с 14 000 руб./т. до 2 000 руб./т. Однако, розничные цены на нефтепродукты в этот период практически не изменились, это свидетельствует о монопольном положении крупных нефтяных компаний, контролирующих добычу, переработку и реализацию нефтепродуктов. Монопольное положение российских ВИНК исключает воздействие рыночных механизмов на процесс ценообразования. Формально в России существует биржевая торговля сырой нефти, однако, ее объем не превышает 10% от объема добычи. Основными участниками этого рынка являются мелкие независимые нефтедобывающие компании, которые вынуждены продавать свою нефть крупным ВИНК или строитель собственные мини-НПЗ. По различным оценкам в России около 200 мини-НПЗ, представленных только первичной переработкой нефти мощностью от 10 до 500 тыс.т./год. Крупные ВИНК участвуют в биржевых торгах только при значительном снижении мировых цен на нефть.

Если условно представить современный нефтяной комплекс России как единое хозрасчетное предприятие, назначение которого обеспечение внутренней потребности в нефтепродуктах и экспорте излишков углеводородного сырья, то максимальных доход отрасли и бюджета страны будет получен при объеме переработки нефти, соответствующем внутренней потребности в нефтепродуктах и экспорте избытков сырой нефти. Только несколько российских НПЗ могут организовать схему экспорта нефтепродуктов более эффективную по сравнению с экспортом сырой нефти. Прежде всего это приграничные НПЗ: ПО «КИНЕФ», ООО «РН-Туапсинский НПЗ», ОАО «Комсомольский» и ОАО «Хабаровский НПЗ». Исключение составляют нефтехимические продукты с высокой добавленной стоимостью. Доля транспортных затрат в их стоимости не велика.

Необходимо учитывать, что с точки зрения логистики, экономической целесообразности и безопасности любой страны производство нефтепродуктов должно быть организовано на территории самой страны на собственных НПЗ. Поэтому российские нефтепродукты на мировом рынке всегда будут востребованы в меньшей степени, чем российская сырая нефть. Недостаток нефтяного экспорта заключается в высокой волатильности стоимости сырой нефти на мировом рынке. Цены на высококачественные нефтепродукты более стабильны, однако эти риски неизбежны для сырьевой экономики.

Наряду с повышением глубины переработки нефти важнейшее значение для экономики России имеет развитие нефтехимической промышленности. Для создания конкурентоспособной отечественной нефтехимии есть все условия: наличие собственной сырьевой базы, научный потенциал и высокая внутренняя потребность в нефтехимических продуктах. На мировом рынке отмечается стабильный рост спроса на продукты нефтехимии. В отличие от сырой нефти стоимость этой продукции не подвержена значительным колебаниям. Для российских нефтяных компаний это направление представляется наиболее перспективным. Таким образом, России необходима высокотехнологичная с высокой глубиной нефтепереработка, с оптимальным размещением заводов по территории страны и оптимальной технологической структурой, соответствующей текущей и перспективной потребности в нефтепродуктах.

Остается решить главный вопрос — источники финансирования? Западные инвесторы развивать российскую нефтепереработку и нефтехимию не заинтересованы. Им Россия необходима как поставщик сырья. Кредиты Западных банков из-за кризиса стали менее доступны, а условия кредитования не такие привлекательные как до кризиса.

Долговременное кредитование отрасли российскими банками в необходимых объемах маловероятно. Крупные банки, получив во время кризиса из фонда национального благосостояния кредиты на сумму свыше 400 млрд.руб. под 6,5 – 7,5 % годовых, реальный сектор кредитует под 15 — 18%. При таких условиях кредитования развивать нефтепереработку и нефтехимию на заемные средства не представляется возможным. Российские предприниматели могут только позавидовать коллегам из Западных стран. Так, в США ставка рефинансирования составляет 0,5% в Европе — 1%, в Японии – 0,3%, для сравнения в России – 7,75%.

Таким образом, круг замкнулся. Монополизм нефтяных компаний и налоговая политика государства способствуют росту стоимости нефтепродуктов, что провоцирует рост инфляции. Высокая инфляция – высокие ставки по кредитам. В результате экономика в застое, а разрабатываемые программы стратегические развития отрасли стабильно не выполняются.

Уговорить нефтяные компании закрыть старый завод и построить новый, более современный при оптимальном его размещении в условиях рыночной экономики не получится. Во — первых, такие проекты требуют огромных инвестиций. Во — вторых, зачем закрывать, если при существующих высоких ценах на нефтепродукты старый завод приносит прибыль. Тем более что конкурентов практически нет. Для создания конкурентной среды на российском рынке нефтепродуктов необходимо строительство новых региональных НПЗ. Это позволит сократить издержки на производство, транспортировку и хранение нефтепродуктов, стимулировать развития регионов и увеличить потребление нефтепродуктов. Региональные власти, как правило, поддерживают такие проекты и дают гарантии при их кредитовании. К сожалению попытки, независимых инвесторов, организовать строительство крупных НПЗ до настоящего времени ограничивались разработкой бизнес-планов. Одна из причин – это проблема обеспечения НПЗ сырьем. На практике независимые инвесторы очень зависят от поставок сырья в требуемых объемах.

Выше отмечалось, что в России биржевая торговля сырой нефтью не получила широкого развития. Крупные ВИНК поставляют нефть на свои нефтеперерабатывающие заводы или экспортируют по прямым договорам. В этих условиях появление независимых нефтеперерабатывающих предприятий маловероятно, так как завод без нефти это «груда металла».

По мнению авторов одной из возможных мер, стимулирующих увеличение объема биржевой торговли сырой нефтью в России, мог быть ввод обязательной продажи части добываемой нефти на нефтяной бирже (по аналогии с организацией продажи валюты на валютной бирже). Например, объем обязательной продажи нефти мог быть 20-30% от объема добываемой нефти. Оптимальная величина этого показателя будет уточняться в ходе проведения торгов и оценки конъюнктуры рынка. Возможно, в начальный период основными участниками торгов будут спекулянты, пожелавшие заработать на перепродаже и экспорте сырой нефти. А также сами нефтяные компании. Но в перспективе, по мере строительство новых НПЗ независимыми инвесторами, будет увеличиваться спрос на нефть со стороны новых более технологичных НПЗ.

На первый взгляд такое предложение может показаться абсурдным. Торги сырой нефтью нельзя сравнивать с биржевой продажей валюты, пользующейся спросом со стороны банков, предприятий и населения. Вместе с тем, в России экспорт сырой нефти является одним из основных источником валюты. Поэтому при создании благоприятных условий, обеспечивающих трейдерам свободную торговлю нефтью и возможность ее экспорта, объем биржевых торгов будут существенно увеличен. Положительным фактором будет объективная рыночная оценка сырой нефти на внутреннем рынке, что благоприятно отразиться на прозрачности нефтяного рынка и повысит эффективность налоговой и антимонопольной службы, а появление новых участников уменьшит монополизацию нефтерынка.

Список литературы

1. Нефтеперерабатывающая промышленность России и ведущих стран мира ОАО «ЦНИИТЭнефтехим» М. 2006 г., стр.456.

2. ИнфоТЭК №1 2010 г

3. Топливный рынок — Специальное приложение. Жур. «Нефтегазовая Вертикаль» окт. 2006 г.